рус / eng
Русская версияEnglish version

страница 5

Линдсей. — Ну что ж, желаю удачи. — После этих слов наступила долгая пауза. — Я очень соскучилась по тебе, Тэйлор, — смущенно сказала она. — Честное слово. — Я тоже, — послышался ответ на другом конце провода. На следующее утро Линдсей не спускалась в гостиную до тех пор, пока не настало время идти в церковь. К сожалению, у нее не было с собой черного платья, но она успокоила себя тем, что ее мать никогда не любила одежду темного цвета. Правда, Линдсей не знала, изменились ли ее предпочтения за последние годы. Как бы там ни было, она надела все белое, включая туфли на высоком каблуке. Впервые в жизни Сидни ничего не сказала, увидев свою сестру. Церковная служба прошла в обстановке элегантной сдержанности и необыкновенной торжественности. Церковь Святой Марии была переполнена, что еще больше усиливало ощущение трагичности. Правда, ее отец все таки не удержался от хамства и во время службы указал ей на молодого человека, который, по его мнению, был последним любовником ее матери. — Слава Богу, — тихо шепнул он ей на ухо, — что он хоть выглядит более или менее прилично и демонстрирует определенное уважение к памяти твоей матери. Надеюсь, что этот юный мерзавец не станет посягать на ее деньги. После службы к Линдсей подошла Пола Кеттеринг из газеты «Кроникл», которая вела там полосу светской хроники. Она была вполне откровенна и начала без каких бы то ни было предисловий: — Ваша бабушка была замечательной женщиной, мисс Фокс. Я давно уже хотела сказать вам об этом. Она очень верила в то, что вы добьетесь успеха в любом деле, которое выпадет на вашу долю. К счастью, это действительно так. Насколько я знаю, у вас все сейчас нормально. Она гордилась вами и часто вспоминала о вас. Разумеется, о вашей сводной сестре она тоже часто думала. Я помню, как когда то она сказала: «Сидни, или просто Княгиня, как ее сейчас называют, всегда приземлится на мех норки, который смягчит ее падение. А Линдсей упадет на самое неподходящее место и будет терпеливо сносить боль. У нее это прекрасно получается». Она сказала это еще в прошлом году, когда согласилась дать мне интервью. С тех пор меня преследует желание рассказать вам об этом. Линдсей было приятно слышать эти слова, хотя отчасти они ее огорчали. «Терпеливо сносить боль» — да, у нее это действительно хорошо получается. Перед ее глазами неожиданно возник образ бабушки и ее мягкая улыбка, когда она произносит эти слова. Линдсей так расчувствовалась, что неожиданно заплакала. Пола Кеттеринг дружески похлопала ее по плечу: — Мне не хотелось расстраивать вас, мисс Фокс. Я просто хотела сказать вам это… Линдсей взяла себя в руки, вытерла слезы и поблагодарила эту женщину за добрые слова. Когда служба наконец то закончилась, вся семья вернулась в свой дом. Единственным новым человеком на этот раз был мистер Грейсон Делмартин, старый друг Гэйтс Фокс и ее преданный адвокат, который еще в 1959 году выиграл очень важное для нее дело. Тогда какой то пьяный водитель врезался на полном ходу в ее великолепный рододендрон и уничтожил почти все экзотические растения. Вскоре он подал в суд на нее, требуя возместить издержки на ремонт автомобиля, но ушлый мистер Делмартин повернул дело так, что тому самому пришлось платить хозяйке этого дома за уничтоженные растения. Гэйтс Фокс говорила тогда, что этот адвокат сделал почти невозможное, проявив недюжинный талант в своей области. С тех пор он верой и правдой служил миссис Гэйтс Фокс, оставаясь с ней до самого последнего дня. Когда все вошли в дом, Линдсей сразу же направил
 



Фотогалерея