рус / eng
Русская версияEnglish version

страница 11

данно обрушившимся на нее наследством и обрести необходимое жизненное равновесие. Этот жуткий скандал в Париже, естественно, оставил глубокую рану в ее душе. А ее отец просто из ума выжил. Как можно называть шлюхой свою собственную дочь, даже если она не вызывает у него никаких симпатий?! Это противоречило всякой логике. Неслыханная вещь! Грейсон Делмартин даже представить себе не мог, что судья Фокс до такой степени ненавидит свою младшую дочь. С каждой минутой он все больше и больше убеждался, что этот человек — самый настоящий мерзавец. А Линдсей все это время думала о бабушке и о том, что та сделала для своей внучки. Все ее накопленное за многие годы богатство вдруг неожиданно перешло в другие руки. Почему она это сделала? Ведь для нее деньги всегда были источником силы и могущества, того самого могущества, которое поддерживало ее до последних дней жизни. И вот она совершенно добровольно отдала это могущество своей внучке. Странно! Линдсей задумчиво улыбнулась. Сейчас оно ей ни к чему. Как бы ей хотелось сказать об этом бабушке, но это уже невозможно. Слишком поздно. Богатство никогда не было для Линдсей источником могущества и власти над людьми, то есть оно никогда не играло в ее жизни той роли, которую играло в многотрудной и долгой жизни Гэйтс Фокс. Для нее самое главное заключалось в понимании людей и в смирении перед теми вещами, которые она не могла изменить по собственной воле. К таким вещам прежде всего относится страх. Тот самый страх, который сковал все ее тело сегодня в библиотеке. Слова отца были настолько ужасными, что она до сих пор не могла спокойно думать о них. Стало быть, ее могущество может заключаться только в том, чтобы подавить в себе это ненавистное чувство страха перед прошлым и перед будущим. Нужно просто иметь власть над собой, над своими чувствами и мыслями. Другими словами, могущество — это знание себя самой, своих сильных и слабых сторон, знание своего прошлого и будущего. Ей нужно научиться видеть свою семью такой, какая она есть на самом деле, без прикрас и без лишнего осуждения. Надо признать, что они все изрядные мерзавцы и негодяи и останутся такими до конца жизни. В этом и заключается истинная реальность, с которой было бы глупо не считаться. А самое главное, что в этом нет ее личной вины и никогда не было в прошлом. Она не испытывала абсолютно никакой потребности играть с ними в их игры, разрушающие человеческую душу. Она и раньше ощущала себя вполне свободной от их произвола, а сейчас и подавно. Линдсей вдруг с удивлением обнаружила, что ей стало легче дышать, да и сам воздух, казалось, стал намного чище. Грейсон Делмартин удрученно посмотрел на нее, но тут же успокоился, когда она весело покачала головой, как бы подтверждая, что все в порядке, что она не сошла с ума от внезапно обрушившегося на нее богатства. Еще больше ее удивило то, что она проспала почти все время, пока летела в Нью Йорк. Ей больше не хотелось плакать, и даже сны ее не посещали во время этого перелета. Чем ближе она была к Нью Йорку, тем чаще стала думать о Тэйлоре. А последние полчаса перед посадкой она думала только о нем. Ей очень хотелось побыстрее увидеть его, поговорить, поделиться своими впечатлениями, прикоснуться к нему, почувствовать его запах. Ей хотелось быть на все сто процентов уверенной в том, что она не одна на этом свете, что есть человек, который с нетерпением ждет ее. Господи, как хорошо, что закончился этот мучительный период гордого одиночества! Как хорошо, что на свете есть Тэйлор, человек, к которому он
 



Фотогалерея