рус / eng
Русская версияEnglish version

страница 21

. Линдсей натужно сопела, но все же позволила ему снять с нее сапожки. После этого он крепко прижал ее к кровати и потянулся к свитеру. — Ну вот, а сейчас самое главное. В этот момент Линдсей отбросила все условности и стала сражаться с ним на полном серьезе, пиная ногами что есть мочи и нанося удары кулаками по его спине. Правда, это тоже ничего ей не дало. Он с прежним упорством сдирал с нее свитер, не обращая внимания на град ударов. Линдсей сопротивлялась молча, так как хорошо знала, что слова сейчас просто неуместны. Дольше всего он возился с ее джинсами. Они были слишком тугими и никак не сползали с ног. Он знал, что завтра у него будет изрядно синяков по всему телу, но подобное огорчение его уже не могло остановить. Их схватка неумолимо приближалась к своей развязке. Отбросив в сторону джинсы, он хотел было снять с нее бюстгальтер, носки и трусики, но потом передумал, опасаясь напугать ее до смерти. А вдруг она расценит это как попытку изнасилования? — Ну а теперь, — самодовольно проронил он, заталкивая ее под одеяло, — теперь ты узнаешь, что такое настоящий мужчина, черт бы тебя побрал, Линдсей! — Он крепко прижал ее обеими руками к себе, не давая возможности даже пошевелиться. — Ты чувствуешь мою силу? — Не дождавшись от нее ответа, он еще сильнее прижался к ней всем телом, чтобы никаких сомнений у нее на этот раз не возникло. — Я весь твой сейчас, будь ты неладна. Ты слышишь меня? И все мое тело, весь я принадлежу тебе и ни за что на свете не позволю тебе использовать меня в качестве предлога, чтобы избавиться от своих черт их знает каких проблем. Я не знаю, какой дьявол вселился в тебя в эту ночь, но теперь ты должна ясно и четко понять, что все случившееся резко изменило наши отношения. Я не собираюсь играть роль сладострастного самца, который дал тебе возможность испытать несколько оргазмов, а потом спокойно наблюдать за тем, как ты уходишь от меня неизвестно куда и зачем. Ведь ты испытала, если я не ошибаюсь, четыре оргазма, и все это исключительно благодаря мне. Как ты можешь после всего этого так спокойно убежать от меня, сделав вид, что ничего ровным счетом не произошло? Ты слышишь меня, чертова проказница? — Как я могу не слышать тебя, если ты орешь во все горло? — впервые за все это время парировала она. — И не надо, пожалуйста, чертыхаться. Это богохульство. — Прекрасно. По крайней мере, ты соизволила заговорить со мной. Это уже большое достижение, черт бы тебя побрал! Нет, это отнюдь не богохульство. Это просто выражение неудовольствия, которое, кстати сказать, вполне соответствует характеру нашего дурацкого конфликта. Нет, нет, не надо сопротивляться, черт тебя побери, ты все равно не уйдешь от меня. К тому же мне очень нравится чувствовать твой круглый животик у меня под боком. Боюсь, что тебе придется привыкнуть к этому. Должен признаться, Линдсей, что из тебя получился очень неплохой боец. Твои длинные ноги достают до самых дальних уголков моего изувеченного тобой тела. Но не забывай, что у меня есть огромный опыт борьбы с правонарушителями, и поэтому я ни за что не отступлю без боя. Забудь об этом, моя дорогая! Тебе со мной все равно не справиться. Советую положить свою чудную головку мне на плечо и немного передохнуть. Ну, кому сказано, черт бы тебя побрал в сотый раз! Вот так, молодец, хорошо. Тэйлор внимательно прислушался к ее тяжелому дыханию и подумал, уж не переборщил ли он в своей попытке обуздать ее крутой нрав. Иногда ему казалось, что в ее дыхании слышится нечто, отдаленно напоминающее давно забытый
 



Фотогалерея