рус / eng
Русская версияEnglish version

страница 24

в состоянии возбуждения и готов любить тебя до потери пульса, — решил сменить он тему разговора. — Ты хочешь заняться со мной любовью утром, когда уже достаточно светло и я смогу хорошо рассмотреть тебя во время оргазма? А ты, в свою очередь, получишь возможность понаблюдать за мной. Услышав эти слова, она мелко задрожала, что, по его мнению, свидетельствовало только об одном — она снова жаждет любовных утех. Тэйлор повернулся и посмотрел на ее милое, доброе лицо. На нем не было косметики, но от этого оно не потеряло своей прелести. Напротив, именно сейчас оно показалось ему в высшей степени прекрасным. Ее волосы были распущены и свободно спадали на плечи целым каскадом высоко вздымающихся волн, а глаза сверкали такой изумительной синевой, что невозможно было спокойно смотреть в них. И при этом в них без труда угадывалось неистребимое желание. Да, скоро он сможет убедиться в том, что не ошибся. Тэйлор поцеловал ее в губы, а она слегка отпрянула от него, а потом снова прижалась к его груди. Он снова поцеловал ее, но на этот раз более глубоко и более страстно, осторожно просовывая язык между ее зубами. Линдсей приоткрыла губы и закрыла глаза, но потом вдруг встрепенулась, резво соскочила с кровати и бросилась прочь. Тэйлору удалось сорвать с нее простыню, и он весело расхохотался, наблюдая за ее безуспешными попытками прикрыть свое обнаженное тело. — Тебе нет никакой надобности убегать от меня, — бесцветным голосом промолвил он. — Ты просто должна сказать мне, что тебе не нравится, и все будет в полном порядке. У меня нет никаких дурных намерений, Линдсей. Я всегда стремился делать тебе только приятное. Она уселась посреди спальни на огромном ковре, прикрывая себя лишь плотно сжатыми кулаками. При этом она часто дышала, а глаза были широко открыты. В этот момент Тэйлор подумал, что она выглядит обиженной и совершенно беззащитной. Нет, только не это. Все, что угодно, но только не это, для него это было просто невыносимо. — Иди сюда, милая, — ласково предложил он. — Не бойся меня. Ты не хочешь заниматься любовью? Нет проблем. Прошлой ночью ты получила изрядную долю плотских наслаждений. Он осторожно протянул к ней руку. Линдсей долго смотрела на нее, как бы соображая, что это такое. Она была сильной, мускулистой, покрытой темными волосами, а пальцы были длинными, как у музыканта. Это была прекрасная мужская рука, и она может причинить ей невыносимую боль, как случилось тогда, в Париже, когда обезумевший князь наотмашь хлестал ее по щекам. Линдсей громко зарыдала, вскочила на ноги и бросилась в ванную. — Черт возьми, — сокрушенно произнес Тэйлор. — Ну и дела. На этот раз он не опасался, что она снова попытается сбежать от него, так как хорошо видел дверь ванной. Да и ключ от двери спальни лежал где то под кроватью. Укрывшись до подбородка одеялом, он молча лежал на кровати, уставившись в эту чертову дверь. Потом ему пришла в голову мысль, что нужно хоть как то отвлечь ее. — Линдсей? Надеюсь, ты слышишь меня в ванной? Я говорил тебе, что моя мать была оперной певицей? Да, она действительно была певицей и обладала превосходным сопрано. Ей приходилось петь даже с такими знаменитостями, как Беверли Силлз, Карло Панчи, и многими другими известными певцами. Она выступала под сценическим псевдонимом Изабелла Джиллиам. Ты когда нибудь слышала о ней? Она умерла в начале восьмидесятых. Мой отец умер примерно в это же время. Погиб в авиакатастрофе над Аризоной. Он очень гордился своей женой, но самое интересное заключалось в том, что, по правде говоря
 



Фотогалерея