рус / eng
Русская версияEnglish version

страница 37

эту трудную минуту. — Ты занимался любовью с этой Валери Бэлок? — Да. — Он намотал на вилку спагетти и преспокойно отправил все это в рот, с нетерпением ожидая от нее дальнейшей реакции. «Ну давай же, продемонстрируй, что ты ревнуешь меня к ней! Хотя бы немного. Выстрели в меня своим уничтожающим взглядом, грохни кулаком по столу, покрасней от злости, заори что есть мочи!» Вместо этого она угрюмо пожала плечами и заметно скисла. Видимо, поражение устраивало ее больше, чем борьба. Она слишком долго привыкала к постоянным поражениям. Тэйлор продолжал пристально наблюдать за ней краем глаза. — Однако я никогда в жизни не встречал более страстной, более любвеобильной и более щедрой на ласки женщины, чем ты. Она осторожно подняла на него глаза и часто заморгала. Тэйлор заметил, что они сперва засверкали каким то непонятным блеском, а потом неожиданно потемнели. — Мы займемся любовью, когда вернемся домой? — спросил он с тревогой в душе. Линдсей уставилась на салат, ковыряя его вилкой. — А что, если на этот раз ничего подобного со мной не произойдет? — ответила она вопросом на вопрос. — Что, если в ту памятную ночь все произошло случайно, если это было какое то отклонение? По правде говоря, Тэйлор не ожидал от нее такого ответа и не был готов к нему. Он слегка подался вперед и сжал ее ладони своими руками. — Уверяю тебя, что это не случайность и не отклонение, — заявил он спокойным и очень твердым голосом, в котором не было ни тени сомнений. — Мы перешли с тобой очень важную линию жизни, и теперь назад ходу нет. Я этого просто не допущу. Больше никогда не будет той испуганной и парализованной страхом Линдсей, которую я знал некоторое время назад. И не будет никакого страха, когда я прикоснусь к тебе. Я никогда не лгал тебе и не намерен это делать впредь. — Тэйлор немного помолчал, а потом с уверенностью продолжил: — Готов поклясться, что, как только ты поцелуешь меня, даже сейчас, сию минуту, в тот же миг у тебя появится желание заняться любовью. Уверяю тебя, все будет так, как прошлой ночью. Как только плотина прорвалась, ничто больше не сможет удержать хлынувший поток. Обещаю тебе невиданное счастье любви до конца твоей жизни, Линдсей. Да, это чистая правда. Можешь мне поверить. Так что выбрось из головы все сомнения и ни о чем не беспокойся. — Я никогда не думала об этом. — Ты прекрасна, Линдсей. Причем настолько, что тебя не портит даже кусочек салата, который застрял у тебя между зубами. Она громко вскрикнула и мгновенно прикрыла рот рукой, что вызвало у Тэйлора настоящий приступ смеха. Схватив ее за руки, он прижал ее к себе и жадно поцеловал, а потом еще раз и еще. Поцелуи сыпались на нее до тех пор, пока она не стала пунцовой от смущения и не начала смеяться так же весело, как и он. Тэйлор с упоением наслаждался этими поцелуями и чувствовал себя самым счастливым человеком в мире. К сожалению, в тот вечер они так и не смогли повторить все то, чем занимались в прошлую ночь. Правда, было во всем этом и своеобразное утешение. Оказалось, что Линдсей просто не могла забеременеть в результате их любовных утех. Конечно, она испытала немалое смущение в связи с этим, но Тэйлор, как всегда, был прямолинеен и откровенен. Когда она вышла из ванной бледная как смерть, он пристально посмотрел на нее и ухмыльнулся. — Так так, сейчас я попробую догадаться, что с тобой. Похоже, что ты заразилась чумой. — Нет, это не чума. Это намного хуже. — Возможно, но я все равно хочу проверить твои подмышки, чтобы окончательно убедиться, что ничего страшного не пр
 



Фотогалерея