рус / eng
Русская версияEnglish version

страница 39

то всегда казалось, что рекламировать лыжные костюмы нужно где нибудь на снежных склонах горы, а не на площади Вашингтона, как решили организаторы съемок. А на съемочной площадке в это время царил жуткий беспорядок. Все не ладилось, и Линдсей с тоской поглядывала на режиссера и часто вздыхала. Конечно, у него были серьезные проблемы во взаимоотношениях с персоналом группы, но это еще полбеды. Самое главное заключалось в том, что он был слишком самонадеянным и в то же время поразительно невежественным, что делало сам процесс подготовки к съемке практически невозможным. Что же касалось фотографа, то он был достаточно опытным и квалифицированным, но слишком мягкотелым, чтобы успешно противостоять дурацким затеям режиссера. Он вообще не оказывал никакого влияния на съемочную группу, и в результате Линдсей чувствовала себя совершенно глупой куклой в лыжном костюме, а вся команда превратилась в толпу озлобленных и измученных долготерпением людей. Даже гримеры стали какими то нервными и слишком часто приставали к ней с идиотскими замечаниями. Режиссер метался по всей площадке, дико орал, но дело от этого не выигрывало. Прошел слух, что он доводится племянником президенту фирмы, производящей спортивную одежду, и именно поэтому ведет себя безобразно, не считая нужным посоветоваться со знающими людьми. Специалисты по рекламе нервно кусали ногти, стараясь хранить спокойствие и лишь изредка подбрасывая ему те или иные советы. Несмотря на их весьма деликатный и сдержанный тон, граничащий с искусством дипломатов, делу это не помогало. Режиссер все время приставал ко всем, требуя от них невозможного, со всеми переругался и, в конце концов, добился своего. Все группа убедилась в том, что он безмерно глуп и бездарен. Даже Демос утратил присущее ему чувство спокойствия, вконец разозлился и ушел прочь. Линдсей тоже разозлилась и в сердцах обозвала его трусом, с чем тот охотно согласился. Тяжело вздохнув, она прислонилась к стойке декорации. Бог знает сколько еще придется ждать начала съемок. Ее партнер по съемкам Барри что то ожесточенно доказывал режиссеру, а потом махнул рукой, отошел в сторону и, когда увидел, что тот отвернулся, показал ему средний палец. После этого он с чувством выполненного долга направился к столику и уселся за шахматную доску. Площадь Вашингтона была достаточно странным местом. Здесь собирались самые разные люди — от любителей шахмат, гроздьями висевших над шахматными столами, до предприимчивых торговых жучков, которые вели свои дела, не обращая внимания на прохожих и зевак. Ну и, естественно, местные проститутки. Их здесь было немало, и они таращили на нее глаза, не понимая, что в ней есть такого, чего нет у них. И у тех, и у других бизнес шел очень оживленно, чего нельзя было сказать о съемочной группе. Здесь царило полное затишье, прерываемое лишь громкими воплями режиссера. Вся съемочная группа уже разозлилась до предела и, казалось, потеряла всякую надежду на благополучный исход дела. Рассредоточившись небольшими группами, они тоскливо зевали и со скучными лицами бродили по площадке. Линдсей стояла около огромной декорации, призванной изображать снежную вершину. Компания по производству лыжной спортивной одежды не поскупилась на расходы, потратив на все эти декорации более шестидесяти тысяч долларов. Деньги сделали свое дело. После долгих и мучительных переговоров с городскими властями фирма в конце концов добилась разрешения возвести на одной из главных площадей города огромные декорации высотой не менее сорока футов, а так
 



Фотогалерея