рус / eng
Русская версияEnglish version

страница 43

Да, я непременно сделаю это. Обещаю вам. Нет, не двигайтесь. Я прикрепил к вашей руке внутривенную иглу, и очень не хотелось бы, чтобы вы ее сорвали неосторожным движением. Дышите спокойно и не шевелитесь. — Там было так много криков. — Да, все были очень напуганы, но больше, к счастью, никто не пострадал. Вы стояли рядом с этим макетом, когда там произошел взрыв. Скажите мне еще раз, пожалуйста, как вас зовут? — Я находилась там, потому что я — Иден. Он нахмурился, но она этого не видела, так как повернула голову набок, чтобы он не видел ее перекошенное от нестерпимой боли лицо. А боль усиливалась с каждой минутой, лишая возможности думать. Даже представить себе трудно, что любой вдох может быть столь чудовищно болезненным, парализующим все ее тело, каждую клеточку. Она закрыла глаза и сосредоточилась только на одной единственной мысли — не потерять сознание. — Как она там, Джин? — Все нормально. По крайней мере, я надеюсь на это. Боже мой, у нее жуткая боль, но, к счастью, она пока еще не потеряла сознания. — Он отвернулся от водителя и снова склонился над ней. — Я очень сожалею, Идеи, но мы не можем дать вам сейчас ничего обезболивающего. Прежде вас должны осмотреть травматологи. Держитесь. Соберите все свои силы и держитесь до последнего. Сожмите мои пальцы и думайте о них. Если вам будет очень больно, сдавливайте их изо всех сил. Мы уже почти приехали. Потерпите немного. — Джин подумал о Тэйлоре. Матерь Божья, если это ее муж, то он будет в шоке, когда увидит свою жену. А ведь она модель. Он посмотрел на правую часть ее лица, пытаясь определить степень полученного повреждения, но это оказалось делом нелегким, так как все лицо было покрыто кровью. Он невольно сжал ее руку. Джину ОМэллори очень хотелось, чтобы с ней все было в порядке, и сейчас он думал только об этом. Над ней склонились шесть человек — трое мужчин и три женщины. Они срезали с нее одежду, оживленно переговаривались между собой и все время ощупывали ее тело. Линдсей чувствовала на себе их руки и почти сразу же выделила для себя чью то ладонь, которая была самой ласковой и мягкой. Эта рука нежно поглаживала ее руку, попутно повторяя мягким голосом: «Все будет хорошо, Линдсей, все будет в порядке. Сейчас ты с нами, и мы позаботимся о том, чтобы все было хорошо. Ты понимаешь меня, Линдсей? Все будет в полном порядке». — Она та самая модная супермодель, которую зовут Иден, — послышался рядом другой голос. — Это все хорошо, Элси, но сперва нужно позвонить доктору Перри. Скажи ему, что он должен приехать как можно быстрее. — Джин уже сообщил ему обо всем из машины «скорой помощи», — ответила Элси. — Перри уже выехал. Линдсей ощутила, как по коже пробежал холодок. Где то краешком сознания она понимала, что лежит на столе совершенно голая, как когда то очень давно в Париже, но боль была настолько сильной, что она просто не обращала на это внимания. Даже малейшая попытка сделать глубокий вдох вызывала такую адскую боль, что хотелось на стенку лезть. Она даже не представляла, что боль может быть такой невыносимой. Но кто то по прежнему нежно гладил ее по руке, и это помогало ей немного отвлечься. Над ее окровавленным лицом склонился какой то мужчина. — Линдсей? — обратился он к ней. — Хорошо, послушайте меня. У вас, к сожалению, серьезно повреждены легкие. Так случилось, что сломанное ребро вонзилось в легкое острым концом, и это, естественно, не дает вам нормально дышать. Поэтому нам придется сделать небольшой надрез вот здесь, между ребрами, да да, именно здесь, и ввести ту
 



Фотогалерея