рус / eng
Русская версияEnglish version

страница 48

т которой она мгновенно съежилась в комок и задрожала. — О, Боже мой! — Я знаю, что тебе очень больно, и через некоторое время дам тебе болеутоляющее средство. Но только после того, как ты избавишься от действия анестезии. Мне нужно посмотреть, как работают твои мозги. — В голосе этой женщины можно было без труда уловить веселые нотки. — Пожалуйста, Линдсей, открой глаза. — Свет. Очень больно глазам. В ту же секунду свет погас, и Линдсей открыла глаза. Комната была окутана полумраком. Над ней склонилась женщина в белом халате. Но она была не одна. В комнате находилось еще несколько человек, и она могла слышать их приглушенные голоса. Не видеть, а именно слышать. Она даже слышала их дыхание и легкие вздохи. — Вот так, хорошо. А теперь скажи, что ты видишь. — Вас. Вижу вас. Вы одеты в белое и очень симпатичны. — Благодарю. Но только не пугайся. Тебя уже вывезли из операционной и поместили в специальную восстановительную палату. Ты прекрасно выдержала операцию. Все прошло нормально. Доктор Перри зайдет к тебе утром, чтобы лично убедиться в благополучном исходе. Он сказал, что ты снова будешь прекрасно выглядеть. А сейчас ты напоминаешь банан в кожуре. Твоя голова полностью забинтована, и из за этого ты не можешь широко открыть рот. Не волнуйся, бинты нужны исключительно для того, чтобы обеспечить неподвижность лицевых костей и мышц. Ты понимаешь меня? Хорошо. А теперь я хочу посмотреть, как ты умеешь считать. Сколько на моей руке пальцев? Четыре? Превосходно. А сейчас? Отлично, Линдсей. Очень хорошо. — У меня болят ребра. — Знаю. Они будут болеть еще довольно долго, но болеутоляющее средство поможет тебе выдержать этот период восстановления. Через минуту сюда придет доктор Шэнтел, чтобы поговорить с тобой. Полежи немного, а потом мы дадим тебе еще немного болеутоляющих таблеток. — Тэйлор. Где Тэйлор? — Как трудно говорить! Только сейчас она обратила внимание на сковывающие ее голову и лицо бинты. Голова была сжата, как железными обручами, а любая попытка открыть рот вызывала нестерпимую резкую боль. — Он здесь. Я всеми силами пыталась удержать его в коридоре, но он пригрозил переломать все мои кости, если я не впущу его в палату. — При этом сестра низко наклонилась к ней и прошептала: — Могу откровенно признаться, что он настоящий красавец. Если у него есть брат, то я была бы очень рада познакомиться с ним. В этот момент медсестра отошла в сторону, а Линдсей почувствовала, что кто то взял ее за руку. Пальцы были крепкими и необыкновенно нежными. Это могли быть только пальцы Тэйлора. Странно, что он гладит ее по руке точь в точь как это раньше делала Дебра. Интересно, сказала ли она ему об этом или он сам догадался, что ей нужен непосредственный человеческий контакт? Его лицо находилось прямо над ней, а выражение было настолько серьезным, что она даже немного испугалась. Правда, голос его оставался по прежнему мягким и совершенно спокойным. — Привет, дорогая. С тобой все будет в порядке, не волнуйся. Боже правый, надеюсь, ты больше не будешь пугать меня до смерти подобными случаями! А вот и твой доктор. Я буду здесь, рядом с тобой. Все будет хорошо. Доктор Шэнтел, женщина, которая была не меньше ростом, чем сама Линдсей, и такая же загорелая после отпуска, проведенного на Мауи, подошла к кровати и мило улыбнулась. — Оставайтесь рядом, мистер Тэйлор, и держите ее за руку. Похоже, что вы воздействуете на нее самым успокаивающим образом. А ей это сейчас крайне необходимо, пока она не выйдет из состояния анестезии. — Затем доктор назвала себя и
 



Фотогалерея