рус / eng
Русская версияEnglish version

страница 50

к знаменательным поворотом судьбы. Тэйлор снова покачал головой. Неужели теперь фортуна повернется к ним спиной? Линдсей Фокс. Неудивительно, что она решила изменить имя, когда стала моделью. И тем более неудивительно, что отказалась сообщить ему свое настоящее имя, когда он просил ее об этом. Да, она говорила тогда, что не желает, чтобы он ненавидел ее. Теперь все ясно. Она просто хотела обезопасить себя, защитить от прошлого. Сперва защитить себя от всех посторонних, а потом и от него. Когда же она сама скажет ему об этом? Когда она наконец станет полностью и безоговорочно доверять ему? Господи Иисусе! Он только сейчас вспомнил о Сидни ди Контини, сестре Линдсей. Ведь это же ее муж изнасиловал ее тогда в Париже, а она, эта смазливая сучка, которую он впервые увидел лишь несколько дней назад, стреляла в него. Тэйлор посмотрел на Линдсей и, убедившись в том, что она крепко спит, позвонил Иноку. Он говорил очень тихо и рассказал тому все, что произошло за этот день. — Мне нужна твоя помощь, Инок, — завершил он свой рассказ. — Считай, что ты уже ее получил. — Это очень серьезная услуга. Инок. Причем настолько, что ты не должен рассказывать об этом даже Шейле. — А что случилось? Тэйлор вкратце объяснил ему суть дела. — Да, совершенно верно. Только французские газеты. Американские брать не надо. В этом нет необходимости. — Затем он назвал ему точный день, когда это произошло, и, положив трубку, посмотрел на Линдсей. Она крепко спала, о чем свидетельствовало ее ровное глубокое дыхание. Аппарат искусственного дыхания потихоньку пыхтел, напоминая по виду небольшую гармошку голубого цвета. Тэйлор закрыл глаза, прислушиваясь к размеренному жужжанию машины, и перед его глазами снова I предстала молоденькая девушка на хирургической каталке, которую промчали мимо его палаты, где он ждал своей очереди со сломанной рукой. Она была тогда такой юной, уязвимой и совершенно одинокой. Там не было ни единого близкого ей человека, ни единой родной души. Вдруг он со всей ясностью осознал, как сильно она должна любить его. Даже после всего того, что с ней произошло, она все таки доверилась ему, доверила свое тело и даже какую то часть своей души. Она знала, что он не причинит ей боль, не обидит, не выставит на посмешище. Какая разница, что она так и не сказала ему свою фамилию! Это не имеет абсолютно никакого значения. Он опустил голову, легонько прикоснувшись лбом к ее руке, и в очередной раз повторил про себя слова молитвы. Была уже почти полночь, когда в палату неожиданно вошла Сидни. — Боже мой! — воскликнула она с порога. — Да, — почему то подтвердил он, посмотрев на нее совершенно другими глазами. — Говори потише. Она еще спит. Сидни молча кивнула, подошла к кровати и небрежно сбросила с себя длинную шубу из русских соболей. На ней было длинное черное платье без рукавов с полуоткрытой грудью и почти полностью открытой спиной. В глаза сразу бросился сверкающий блеск бриллиантов — ожерелье, серьги и браслет. Ее красивые волосы были стянуты на макушке, а вся она выглядела утонченной и необыкновенно дорогой женщиной. Ему почему то вдруг захотелось, чтобы она выпала из окна и больше не появлялась здесь. — Что случилось? — У них были съемки на площади Вашингтона. Для этой цели там соорудили подъемник для лыжников, и он почему то взорвался. А она, очевидно, стояла где то неподалеку. Там сейчас работают полицейские и пожарники. А откуда ты узнала об этом? — Во всяком случае, не от тебя. Ты почему то забыл сообщить мне об этом. — Говори потише. Я не позвонил тол
 



Фотогалерея