рус / eng
Русская версияEnglish version

страница 52

ы все таки объяснишь, почему ты выстрелила в мужа, а потом отвернулась от своей сестры и к тому же стала обвинять ее в том, что это она соблазнила его? Боже мой, разве ты не видела своими собственными глазами, как он насиловал ее? Сидни сдержанно пожала плечами. — Почему ты набросилась на нее? Почему отвернулась от своей сестры? Ведь именно так все было, не правда ли? — Прекрати эту пошлую мелодраму! Господи, неужели ты не понимаешь, что в реальной жизни все было намного сложнее, тем более в те времена? Тэйлор внимательно следил за тем, как она подняла и швырнула свою дорогую шубу на спинку стула, а поверх нее бросила сумку. Затем она снова подошла к окну и посмотрела вниз с высоты одиннадцатого этажа. — Уже стемнело, — заметила она через некоторое время. — Ненавижу зиму. Темнеет почти в половине шестого. И вообще я ненавижу темноту. — Все осложнения имеют своим источником ложь, а самым простым всегда была и остается правда. Она резко повернулась к нему: — Еще один трюизм, Тэйлор? Ты ведь, в сущности, ничего не знаешь. Так, одни лишь догадки. — Что тебе нужно, Сидни? Зачем ты сюда пришла? Она неожиданно улыбнулась: — Я недавно звонила отцу и сказала, что Линдсей пострадала в результате несчастного случая, и, похоже, очень серьезно. Хочешь знать, что он мне ответил? Он спросил только одно — будет ли она жить. Я, естественно, сказала, что ничего не знаю, что не имею абсолютно никаких сведений о ее состоянии. А он попросил меня немедленно позвонить ему, как только выяснится что либо важное. Если, предположим, она все таки умрет, то он неизбежно унаследует все ее состояние, а для этого, как ты сам понимаешь, нужно иметь наготове все необходимые юридические документы. Тэйлор даже похолодел от ярости. — И что же ты ему сказала, Сидни? Та игриво засмеялась: — А что я могла сказать? Естественно, пообещала, что непременно позвоню, если что нибудь выясню, вот и все. — Пластическую операцию проводил доктор Перри, а вторым доктором является Шэнтел. Можешь переговорить непосредственно с ними и все узнать из первых рук. Линдсей будет жить, Сидни. Правда, у нее сломаны ребра и повреждено легкое, да и лицо довольно сильно пострадало, но в целом она чувствует себя неплохо и непременно поправится. И не забудь, пожалуйста, сообщить об этом своему папаше. Скажи этому мерзавцу, чтобы он приготовил все необходимые документы, а потом засунул их себе в задницу. А еще передай от моего имени, что, если он осмелится приблизиться к ней хоть на один метр, я размажу его по стене. — А на меня тебе наплевать, не так ли, Тэйлор? — Совершенно верно. — Ты не можешь ненавидеть ее отца. Ведь ты же не знаешь его. — Не знаю и знать не хочу. Он дерьмо. — А как же Валери? Она нравилась тебе, не правда ли? Ты же встречался с ней в течение трех месяцев. Тэйлор не выдержал и перешел на грубый тон: — Мне нравилось трахаться с ней, но только какое то время, не более того. Она была слишком развязной, слишком эгоистичной и не могла контролировать себя. Она вела себя как избалованный ребенок, который требует всего и немедленно. А потом я познакомился с Линдсей, и Валери просто перестала существовать для меня. Я уже как то говорил Линдсей, что ты чем то напоминаешь мне Валери. Сидни подхватила со стула шубу и набросила ее на плечи, после чего направилась к двери. У порога она неожиданно остановилась и повернулась к нему: — Что случилось с ее лицом? — На нее упала балка и раздробила почти все кости. Сидни смотрела на него с нескрываемым любопытством. — Валери часто говорила, что ты люби
 



Фотогалерея