рус / eng
Русская версияEnglish version

страница 58

ворить с ней. И еще одно, Барри. Как насчет полицейской охраны для нее здесь, в больнице? — Я приказал прислать сюда двух парней, которые будут дежурить у ее двери посменно. Конечно, они еще совсем молодые и неопытные, но это надежные ребята, Тэйлор, поэтому не надо хмуриться и злиться на меня. А сейчас мне необходимо поговорить с этой леди. Но прежде я разыщу ее лечащего врача и выясню, в состоянии ли она ответить на мои вопросы. Увидимся позже. — Люди из съемочной группы сказали мне, что ее лицо полностью обезображено, — тоскливо заметил Демос. — Ничего страшного. Все будет в порядке, — кисло прореагировал Тэйлор. — Как ты думаешь, она видела что нибудь подозрительное или кого нибудь? — Понятия не имею. Но можешь не сомневаться, что Барри допросит каждого, кто там был в момент взрыва. Моли Бога, чтобы они хоть что нибудь вспомнили. Линдсей проснулась, но еще какое то время лежала с закрытыми глазами, прислушиваясь к тихому жужжанию аппарата искусственного дыхания и стараясь не шевелить головой. В боку по прежнему ощущалась сильная боль, не оставляющая ее ни на минуту. По видимому, сломанные ребра еще долго будут напоминать о себе. Что же касается лица, то было ощущение, будто на него взвалили две тонны бетона. Слава Богу, что она хоть дышать может, что вообще осталась живой после этого жуткого кошмара. Все остальное она как нибудь переживет. В конце концов, она решила, что должна подавить в себе чувство боли. Просто обязана это сделать, чтобы сосредоточиться на том, что случилось. Она слышала, как какой то человек, полицейский, разговаривал с Тэйлором и Демосом. Значит, это был не несчастный случай, а преднамеренный взрыв. Значит, кто то пытался убить ее. Да, сейчас главное — подавить в себе чувство боли, взять под контроль все свои ощущения и попытаться вспомнить все обстоятельства, предшествовавшие взрыву. Надо думать. Думать и вспоминать. Но какой во всем этом смысл? Зачем? Кто мог это сделать и почему? Она почувствовала на своей руке хорошо знакомые нежные и мягкие пальцы, которые вернули ей ощущение реальности происходящего. — Все хорошо, милая. Голос Тэйлора — мягкий и спокойный. А она и не подозревала, что он все еще здесь. Он прикоснулся мягкой салфеткой к ее глазам и вытер слезы. Только сейчас Линдсей поняла, что беззвучно плачет. Затем он наклонился к ней и поцеловал, поцеловал нежно и мягко, прикоснувшись к ней, словно ласковый луч лунного света. — Все будет нормально, дорогая. Я здесь, рядом с тобой. Тебе очень больно? — Ничего, я справлюсь с этим. — Как трудно говорить! Каждый звук вызывал жуткую боль в лице. — Воды. Тэйлор просунул трубочку в ее рот, и она жадно втянула в себя прохладную влагу, с каждым глотком ощущая невыносимую боль. Он снова вытер ей слезы. — Если тебе нужно болеутоляющее, просто нажми вот эту кнопку — и в вену сразу же поступит очередная доза. Медсестра делала тебе инъекцию пару часов назад. Она сказала, что ты можешь вводить себе обезболивающее сколько потребуется. Вот так. Не бойся, все будет нормально. Нет никакого смысла терпеть боль, если в этом нет необходимости. Тэйлор умолк, дожидаясь, когда начнет действовать только что введенное лекарство и боль немного утихнет. При этом он продолжал нежно поглаживать ее руку, понимая, что она хочет чувствовать его прикосновения. Вероятно, это превратится в привычку и останется на всю жизнь. Наконец то лекарство подействовало, и он почувствовал, как напряжение потихоньку покидает измученное тело его невесты. Слава Богу! — А сейчас ты полежи немного и не дв
 



Фотогалерея