рус / eng
Русская версияEnglish version

страница 64

так ли? Я много лет был полицейским и тоже повидал, как и вы, немало довольно странных родителей. Должен вам сказать со всей откровенностью, что вы, безусловно, относитесь к наиболее редкому и в высшей степени неприятному типу. — Что вы хотите этим сказать, черт возьми? — Я уже неплохо изучил все газетные материалы, касающиеся изнасилования Линдсей мужем ее сестры в 1983 году и того, как вы отреагировали тогда на этот вопиющий случай. Вы подставили ее, выставили на посмешище перед корреспондентами бульварных газетенок, обвиняя во всех смертных грехах. Ройс Фокс побледнел от ярости. — Значит, она именно так представила вам все это дело! Эта глупая и никчемная шлюха, которую я… — Он внезапно запнулся, очевидно, сообразив, что делает непростительную глупость, да еще в присутствии полицейского. Через мгновение он взмахнул рукой, изображая нечто неопределенное, а потом взял себя в руки и продолжил: — Мы с женой остановились в отеле «Плаза». Если вам вздумается поговорить с нами, сержант, мы, естественно, к вашим услугам. Но имейте в виду, что мы намерены остаться в Нью Йорке на пару дней, не больше. Какой смысл торчать здесь, если с Линдсей все в порядке и она будет жить? — Да, вам придется отложить свои планы, связанные с ее похоронами, судья, — не преминул съязвить Тэйлор, со злостью наблюдая за тем, как они выходят из приемного покоя. — Как бы мне хотелось свернуть ему шею! — шепнул он Иноку. — Мне тоже, — последовал ответ. Чуть позже, когда Линдсей уже проснулась, Тэйлор набрался храбрости и подошел к ней. — Знаешь, дорогая, я принял важное решение. В ее глазах невольно промелькнул страх, и он выругал себя за неосторожное слово. — Перестань, Линдсей, слышишь? Мне ровным счетом наплевать на то, что ты не сообщила мне своего настоящего имени. Я даже начинаю понимать сейчас, почему ты этого не сделала раньше. Я видел твоего отца. И этого вполне достаточно. Он самое настоящее дерьмо. Но это не изменит моего отношения к тебе — я люблю тебя и всегда буду любить. Если ты не станешь возражать, то я вот что хотел бы сделать… — Нет, постой, — не выдержала она и закрыла глаза, чувствуя, как к горлу подбирается ненавистная боль, изрядно потрепавшая ее за последнее время. В конце концов, ей все таки удалось справиться с собой. — Я верю, что ты любишь меня, Тэйлор. Я даже верю в то, что ты всегда будешь любить меня, хотя это кажется просто невероятным. Я также знаю, что ты никогда не врал мне и не будешь делать этого впредь. Ты просто не способен на это. Ты сказал, что тебе безразлично, кто я такая. Я верю тебе и очень признательна за все, что ты для меня сделал. — Линдсей немного помолчала, собираясь с мыслями. — Послушай меня, я готова дать честное слово, что не имею ни малейшего понятия, кто хотел бы мне зла, кроме, естественно, членов моей семьи. — Она снова умолкла, посмотрев на него через левое плечо. Когда ее глаза встретились с его глазами, она продолжила очень тихо, переходя на шепот: — Если виной всему моя семья, то у меня есть очень простое решение. Ты согласен жениться на мне прямо сейчас? Нет, конечно, не сейчас, но как можно быстрее? Если за всем этим стоит отец и его неописуемая жажда заполучить эти проклятые деньги, то все решится очень просто. Как только ты женишься на мне, ты автоматически станешь моим наследником и все споры немедленно прекратятся. Тэйлор ухмыльнулся. Подобная мысль уже приходила ему в голову, и он уже почти созрел для того, чтобы просить ее о том же самом, но опоздал, к счастью. — Тебе когда нибудь приходило в гол
 



Фотогалерея